сказка

Алиев О. Символика чисел в сказках: три, семь, сорок

Используемые в устном народном творчестве числа можно разделить на две группы по их поэтической природе – сакральные и традиционные. Сакральные числа возникли, будучи связанными с обычаями и традициями, верой и религией. Согласно народному поверью, эти числа обладают магической силой воздействия, приносят добро, радость. Глубоко укоренившиеся в мировоззрении, обрядах и обычаях повседневной жизни азербайджанского народа числа «три», «семь», «сорок» можно считать сакральными числами. В азербайджанских сказках эти числа в качестве сакральных выполняют различные функции. В сказочных сюжетах троица выполняет нужные функции – «три брата», «три испытания», «три поручения», «три помощника» и пр. И в традиционных сказочных выражениях и нарративах часто встречается цифра «три». В азербайджанских сказках широко распространена и цифра «семь». Согласно традиции, при создании нового сюжета, мотива, определении системы образов обращаются к «семерке». Число «сорок» часто используется в качестве эквивалента понятия «множество». В сказочных формулах «дорога длиной в сорок дней, сорок ночей», «сражение в сорок дней, сорок ночей», «траур в сорок дней, сорок ночей» на самом деле отражается не только мера времени и пространства, но и указывается неограниченность пространства и времени. В появлении этих чисел играют важную роль сакральные и мифологические представления о мировом обустройстве. Все это нашло свое отражение в ряде фольклорных образцов, в том числе и сказках.

Fusco A. “The Stone Flower”: the power of beauty between truth and fantasy

The life of Russian writer Pavel Petrovich Bazhov (1879-1950) was marked by important historical events: the decline of the Russian Empire and the Great Revolution, which brought to the rise of the Soviet Union. Since his childhood he cultivated a great passion for old tales from the Ural Mountains where he grew up. Moreover, he was animated by a deep rebel spirit which guided him in the years of Socialist Revolution. He became the “voice” of his land shared between legends and real social conflicts. He suffered for being deprived of his freedom but found, through the strength of his poetical narrative creativity, a sense of life which goes beyond any possible restriction.