Геращенко И.Г., Геращенко Н.В. Проблемы нравственного воспитания в информационном обществе: методологический аспект

Выпуск журнала: 
Рубрика: 
PDF-версия: 

УДК 37.034

ПРОБЛЕМЫ НРАВСТВЕННОГО ВОСПИТАНИЯ

В ИНФОРМАЦИОННОМ ОБЩЕСТВЕ:

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

Геращенко И.Г., Геращенко Н.В.

В статье рассматриваются методологические проблемы современного нравственного воспитания, связанные с релятивностью моральных норм. Выделены основные виды морали в контексте образовательного процесса. Особое внимание уделено прагматическому подходу к нравственному воспитанию в условиях современного информационного общества и рыночной экономики. Модернизация воспитания связана с использованием виртуального пространства.

Ключевые слова: нравственность, мораль, нравственное воспитание, педагогика прагматизма, релятивность моральных норм, потребительская мораль, прагматическая мораль. 

 

THE ISSUES OF MORAL EDUCATION

IN THE INFORMATION SOCIETY:

METHODOLOGICAL ASPECT

Gerashchenko I.G., Gerashchenko N.V.

The article discusses the methodological issues of modern moral education related to the relativity of moral norms. The authors highlight the main types of morality in the context of the educational process paying special attention to the pragmatic approach to moral education in the conditions of the modern information society and market economy. The modernization of education is linked to the use of virtual space.

Keywords: morality, moral education, pedagogy of pragmatism, relativity of moral norms, consumer morality, pragmatic morality.

 

В современном информационном обществе нравственное воспитание приобретает специфические особенности, которые отличают его от процесса воспитания в прошлые годы. На тему нравственного воспитания в настоящее время писать достаточно сложно, поскольку идеал воспитания постоянно видоизменяется, корректируется, приобретая релятивные черты. Релятивность идеала связана с такими процессами, как глобализация, экономическая модернизация, информатизация, политизация и т.п. Некоторые педагоги и философы (например, представители постмодернизма) вообще считают мораль и нравственность устаревшими понятиями эпохи классицизма [1; 2]. 

Информационное общество создает новую среду для воспитательного процесса, связанную с элементами дистанционности и виртуальности. Общение на расстоянии с множеством «друзей» создает иллюзию нравственного взаимодействия. И, наоборот, реальные человеческие контакты становятся все более затруднительными, поскольку усиливается конкуренция, индивидуализм, расслоение общества по различным признакам. Отчуждение ведет к замыканию человека в виртуальном пространстве, особенно, это касается молодежи. 

В образовательной деятельности важно различать моральные и нравственные аспекты воспитания ребенка. Мораль всегда ограничена какими-либо социальными рамками: сословными, групповыми, религиозными, национальными и т.д. В силу этого она не может быть мерилом подлинно человеческого в человеке. Но, с другой стороны, ее существование определяется материально-экономическими причинами, и поэтому мораль актуально необходима. В воспитании нельзя ограничиваться моралью, а тем более абсолютизировать метод морализаторства. Моральная проповедь и соответствующие сентенции никогда не вели сами по себе даже к моральному поведению учащегося, не говоря уже о нравственном.

Нравственное воспитание сталкивается в настоящее время с объективными процессами прагматизации и индивидуализации поведения учащихся. Психология прагматизма, неопрагматизма и утилитаризма уже давно обращает на это внимание не только специалистов, но и общественности. Под воздействием рыночных отношений неизбежно меняются моральные установки большинства людей. Молодежь особенно быстро воспринимает данные установки, поэтому воспитательный процесс и сталкивается с такими большими трудностями.

Педагогика прагматизма исходит из такого понимания морали, которое получило название инструментализма. Смысл данного подхода заключается в том, что нравственность сводится к такому типу морали, который должен стать необходимым инструментом в достижении жизненного успеха. Если мораль возникла как средство выживания первобытного человека, то и в дальнейшем она должна сохранять свои прагматические свойства, т.е. быть полезным инструментом человеческого сознания. У психологов-прагматиков мораль неразрывно связана с мышлением человека. У. Джеймс прямо заявлял, что психология – это естественная наука о сознании [3, с. 16]. А уже состояниями сознания являются ощущения, мотивы, потребности, мысли, желания и т.п.

Нравственность – это универсальная характеристика воспитания, идеальная мораль. Только присвоив нравственные, общечеловеческие нормы, ребенок становится личностью. Переход от внешней целесообразности к внутренней в процессе воспитания представляет собой магистральный путь развития педагогической теории и практики. Другое дело, возможно ли преодоление групповой морали сегодня и сейчас. На этот вопрос приходится ответить отрицательно. Современная социальная действительность дает примеры того, как «благие намерения» поступать в соответствие с общечеловеческими ценностями очень часто на практике приобретают форму групповых взаимоотношений, регулируемых соответствующей моралью. Всякая мораль является односторонним выражением нравственности и в силу этого обладает преходящим характером: это касается и религиозной морали, и морали «казарменного» социализма и этики бизнеса. Категорический императив И. Канта абсолютно верен применительно к сущности человека, но трудно применим к обыденной, эмпирической жизни. 

Современное общество с нравственной точки зрения представляет собой далеко не однородное образование. В нем есть традиционалистская мораль, буржуазная, потребительская, религиозная мораль, отдельные проявления общечеловеческой нравственности. Все эти формы морали, так или иначе, находят свое отражение в существующей системе воспитания. В условиях рыночной экономики нет особых причин ожидать нравственного «всплеска» в самосознании людей. Экономические трудности никогда не способствовали превращению нравственных принципов в норму жизни. Поэтому только в перспективе можно ожидать нравственного обновления общества, но отсюда не следует, что нужно прекратить попытки нравственного воспитания и самовоспитания.

Педагогика и психология прагматизма в лице У. Джеймса, Д. Дьюи и их последователей разработала систему критериев прагматического воспитания применительно к классическому периоду развития рыночной экономики. В настоящее время мы находимся в постклассическом периоде капитализма, который связан с развитием информационных технологий. Данный тип общества уже нельзя просто назвать постиндустриальным, поскольку меняются ориентиры самой рыночной экономики. Если идеологи постиндустриального общества предпочитали говорить об общечеловеческих ценностях, социальном государстве и обществе всеобщего благоденствия, то в настоящее время речь уже идет о мировой тенденции все большего расслоения стран и людей по уровню их доходов, усилению конкуренции, снижению защищенности основного населения в силу изменения социальной роли государства [4, с. 28]. Все это накладывает свой отпечаток на воспитательный процесс.

Нравственное воспитание, как и воспитание вообще, предполагает активность воспитуемого и некоторое принуждение со стороны воспитателя. Активность не может возникнуть без принуждения, что доказывается всем педагогическим опытом. Важно, однако, чтобы принуждение заканчивалось там, где уже возникло самостоятельное поведение и нравственная активность. Если продолжать принуждать и дальше, то инициатива воспитуемого будет загублена, а мораль превратится в хорошо натренированную способность пользоваться совокупностью приемов поведения, лишь внешним образом напоминающих нравственные. Но как понимать «воспитание нравственности»? Хорошо известно, что моральная проповедь сама по себе еще никого не сделала добрым, если он раньше не был таковым. Поэтому нельзя преувеличивать значение слова в формировании подлинно человеческих качеств. Простое поучение «будь добр», «не обижай слабого» и т.п. в отрыве от предметно-практического воспитания останется пустым звуком. Словесные упражнения, подобные приведенным выше, совершенно справедливо называются морализаторством.

Нравственный поступок, как известно, не нуждается в похвале, он самодостаточен. Потребность в похвале возникает там, где словесное поощрение приобретает самостоятельную ценность вне зависимости от того, на что оно направлено. Нередко можно встретить такого «добродетельного» воспитанника, активность которого направлена на суммирование всякого рода похвал, поднимающих его в собственных глазах и в глазах окружающих. Страдает вербальной фетишизацией и коллективное воспитание, начиная от детского сада и заканчивая вузом. Педагоги нередко обеспокоены тем, чтобы их подопечные знали, «что такое хорошо, а что такое плохо», и умели об этом рассказать. Нравственное воспитание всегда предполагает создание гуманистических смыслов. Чем больше у человека таких смыслов, тем устойчивее он чувствует себя в жизни. Потеря нравственных смыслов ведет к разрушению личности [6, с. 284-285].

Сократ убедительно показал, что человека нет смысла обучать нравственности, важно заставить его «вспомнить» соответствующие нормы, «известные» ему с того момента, когда он стал человеком. Здесь открывается глубокий педагогический смысл: «принудить» к добродетели – это и значит воспитать человека; формирование его личностных качеств совпадает со степенью овладения им нравственными нормами поведения. Принуждение к нравственности перерастает затем в нравственное принуждение, при котором человек уже не в состоянии переступить через нравственный закон в себе без последующего распада личности. Воспитание ребенка, таким образом, начинается задолго до начала институционального воздействия на его индивидуальность.

«Принуждать» к нравственности можно по-разному: словом, примером, наказанием и т.д. Но какова реальная действенность подобного принуждения? Она снижается от предметно-практических методов к словесным. Весьма эффективным оказывается экономическое принуждение, когда сами условия жизнедеятельности в обществе требуют нравственного поведения. Данная форма воспитания оказывается более оптимальной по сравнению с физическим или вербальным принуждением. Экономическая реальность может способствовать или препятствовать нравственным исканиям субъекта воспитания, выполняя тем самым принудительную функцию. Это особенно заметно в условиях современной рыночной экономики. 

Определенная доля утилитарности присуща всякому воспитанию морали. Поскольку последняя обслуживает интересы небольшой группы людей, а не всего общества, она неизбежно обладает прагматической функцией. И прагматизм выражает интересы тем большего количества людей, чем в большей степени мораль приближается к нравственности. Если мораль полностью сольется с нравственностью, необходимость в утилитарном обосновании вообще отпадет. Поведение человека только в идеале регулируется нравственным законом без примеси экономического, политического и идеологического принуждения. В подлинно гуманном обществе взаимоотношения между людьми должны осуществляться на основе нравственного и эстетического «принуждения». С данных позиций воспитание ни в одной стране мира пока не является гуманным в подлинном смысле этого слова. Демократическая организация педагогического процесса является необходимым, но недостаточным условием формирования гуманистической личности. Важно еще преодолеть индивидуалистическое отчуждение.

В педагогическом процессе могут быть использованы разнообразные системы методов воспитания. Прав был А.С. Макаренко, когда утверждал, что никакая система воспитательных методов не может быть установлена раз и навсегда. Методы воспитания зависят от конкретной исторической ситуации. Экономическое воспитание в условиях рынка и планового ведения хозяйства – это две принципиально различные системы воспитания. 

Важно учитывать исторические особенности воспитательного процесса. Натуралистический эволюционизм Г. Спенсера предполагал генетическое родство эгоизма и альтруизма человека с соответствующими реакциями у животного. Вряд ли зависимость здесь такая прямолинейная. Наследственные особенности человека могут, конечно, способствовать или препятствовать воспитательному процессу, но гораздо большую роль здесь играет историческая атмосфера социума. К примеру, отношение к коллективу в различных этических концепциях изменялось от восторженного до резко негативного. Коллектив, как и всякий другой способ воспитания нравственности, является конкретно-историческим. Это означает, что он может эффективно способствовать формированию морального поведения, однако, при определенных условиях выполняет и прямо противоположную функцию. Коллективное воспитание колонистов методом А.С. Макаренко – яркий пример первого; формирование человека в «мафиозном коллективе», даже просто формальном, – пример второго.

Нравственное воспитание должно иметь какие-то четкие ориентиры. Если стоять на позициях чистого релятивизма, то воспитать нравственную личность вообще невозможно. Другое дело, что в современных условиях достаточно сложно найти устойчивые нравственные ориентиры. Известный русский религиозный философ С.Л. Франк утверждал, чтобы быть осмысленной, наша жизнь должна быть служением высшему и абсолютному благу, т.е. Богу. С этих позиций он дает резкую критику этики нигилизма, которая приобретает особую популярность в кризисные периоды развития общества [5, с. 87-88]. Однако религиозный подход к нравственному воспитанию не может в настоящее время удовлетворить значительную часть населения. Необходимо искать новые ориентиры нравственного воспитания в условиях информационного и постиндустриального общества. Важным ориентиром здесь был и остается гуманистический подход к человеку.

В истории общества известны различные типы морали: эпикурейская, мораль стоицизма, скептицизма, потребительская, националистическая, нигилистическая и другие. Каждая из этих форм морали абсолютизирует какую-то одну или несколько черт общечеловеческой морали или нравственности: эпикурейство – принцип разумного наслаждения, стоицизм – стойкость перед трудностями, скептицизм – здоровое сомнение во всем, потребительская мораль – максимальное потребление разнообразных благ, националистическая – гипертрофированное чувство патриотизма, нигилистическая – отрицание всех существующих моральных норм.

Подлинная нравственность предполагает критическое отношение к ней. Моральные абсолюты должны выдерживать направленную на них критику, иначе они не являются таковыми. Критичность нравственности неразрывно связана с ее проблемностью. Между тем, для многих теорий морали характерна беспроблемность. Это отметил уже Ф. Ницше, говоря о необходимости вначале поставить проблему нравственности, а потом уже искать пути ее решения. 

Основную проблему нравственности можно сформулировать следующим образом: как совместить нравственные абсолюты с поведением человека в его повседневной жизни? Отсюда вытекают другие проблемы: достижимы ли нравственные абсолюты в земных условиях? Как соотносятся виды морали друг с другом и с нравственностью? Возможно ли нравственное поведение вне религии? Какова роль веры в нормах морали? Каковы пути объединения морали с государственной политикой? И целый ряд других. 

Внутренняя проблемность становится двигателем нравственного воспитания. Она связана с противоречиями воспитательного процесса, среди которых можно выделить следующие: противоречие между особенными формами морали и общечеловеческой сутью нравственности; между абсолютными духовными ценностями и конкретно-историческими способами их достижения; верой и моральными знаниями; между словом и моральным поступком; авторитетом и моральной новацией и некоторые другие. 

Подводя итог, можно отметить, что современное нравственное воспитание характеризуется следующими особенностями: релятивность моральных норм, информатизация и прагматизация воспитательного процесса, наличие конкурирующих подходов к организации нравственного воспитания; проблемность и противоречивость воспитательного процесса; модернизация воспитания и др. Специфика нравственного воспитания непосредственно связана с реалиями информационного общества и современной рыночной экономики.

 

Список литературы:

1. Бодрийяр Ж. Символический обмен и смерть. М.: Добросвет, 2000. 387 с.

2. Делез Ж., Гваттари Ф. Капитализм и шизофрения. Екатеринбург: У-Фактория, 2007. 672 с.

3. Джемс У. Психология. М.: Педагогика, 1991. 368 с.

4. Пикетти Т. Капитал в ХХ1 веке. М.: Ад Маргинем Пресс, 2016. 592 с.

5. Франк С.Л. Сочинения. М.: Правда, 1990. 607 с.

6. Франкл В. Человек в поисках смысла. М.: Прогресс, 1990. 368 с.

 

Сведения об авторах:

Геращенко Игорь Германович – доктор философских наук, профессор кафедры гуманитарных дисциплин и информационных технологий Волгоградского кооперативного института (филиала) Российского университета кооперации (Волгоград, Россия).

Геращенко Наталья Владимировна – кандидат педагогических наук, доцент кафедры педагогики Волгоградской государственной академии физической культуры (Волгоград, Россия).

Data about the authors:

Gerashchenko Igor Germanovich – Doctor of Philosophical Sciences, Professor of Humanities and Informational Technologies Department, Volgograd Cooperative Institute (branch office) of the Russian University of Cooperation (Volgograd, Russia).

Gerashchenko Natalya Vladimirovna – Candidate of Pedagogical Sciences, Associate Professor of Pedagogical Department, Volgograd State Academy of Physical Education (Volgograd, Russia).

E-mail: gerashhigor@rambler.ru.