Томилов И.С. Социально-антропогенные факторы формирования общественного быта горожан Тобольской губернии во второй половине XIX – начале XX вв.

Выпуск журнала: 
Рубрика: 
PDF-версия: 

УДК 316:908(571.12)

СОЦИАЛЬНО-АНТРОПОГЕННЫЕ ФАКТОРЫ ФОРМИРОВАНИЯ

ОБЩЕСТВЕННОГО БЫТА ГОРОЖАН ТОБОЛЬСКОЙ ГУБЕРНИИ

ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX – НАЧАЛЕ XX ВВ.

Томилов И.С.

В силу исторически и физиологически сложившихся биолого-«цивилизованных» качеств человека, горожане одновременно формировались и как социокультурная общность и как природный продукт. Вследствие этого факторы, создававшие условия для жизнедеятельности горожан Тобольской губернии, обладали генеральной многосторонней совокупностью своего влияния на данный процесс. Географические факторы выступали в качестве естественных (природных), экономическое развитие выступало в качестве искусственных (антропогенных) факторов, сословно-демографический состав – в качестве социально-исторических детерминант. В статье проведено исследование совокупности детерминант, выступавших в качестве антропогенных и социально-исторических причин становления общественного быта городского населения в указанных территориально-хронологических рамках.

Ключевые слова: фактор, общественный быт, город, население, Тобольская губерния, экономика, социум, демография.

 

SOCIAL AND ANTHROPOGENIC FACTORS IN FORMATION 

OF PUBLIC LIFE OF THE TOBOLSK PROVINCE CITIZENS BETWEEN

THE SECOND HALF OF THE 19TH AND EARLY 20TH CENTURIES

Tomilov I.S.

Due to the historically and physiologically developed biological and “civilized” qualities of people, the townspeople developed as a sociocultural entity and as a natural material at the same time. Consequently, the factors that created life conditions for the townspeople of Tobolsk province had a general multilateral totality of its influence on this process. Geographical factors acted as natural agents, economic development was an artificial (anthropogenic) factor, social class and demographic composition played a role of socio-historical determinants. The article studies the aggregate of determinants acted as anthropogenic and socio-historical reasons for the formation of the public life of the urban population in this spatio-temporal framework.

Keywords: factor, public life, the city, the population of the Tobolsk province, economy, society, demography.

 

Статья подготовлена при финансовой поддержке ФАНО России в рамках темы ФНИ № 0408-2014-0024 «Взаимодействие человека, общества и власти в локальных практиках (на примере Западной Сибири XIX – первой половине XX вв.)». 

 

В силу многомерности темы до сих пор не выработан в научной литературе общий подход к определению «общественный быт». Быт вместо этого рассматривается как определенный «уклад повседневной жизни». То есть, в широком понимании повседневность включает в себя и понятие общественного быта. В справочных изданиях быт дифференцируется по разным категориям – от индивидуального до общественного без пояснения существенных различий между ними.

Под «общественным бытом» в данном случае мы будем понимать, как повседневность горожан (социокультурные и общественно-политические элементы), так и собственно сам уклад жизни, который формировался под влиянием исторически менявшихся общественно-политических, социальных и культурных предпосылок. Культура повседневности – это комплекс социальных практик (общение, мышление, отдых, труд и пр.), характерных для нормального и обыденного хода жизни человеческого общества. Кроме этого, он включает также сектор отклонений от подобных практик. Уклад, в свою очередь, подразумевает собственно образ жизни, выражающийся в деятельности, интересах, убеждениях людей. Таким образом, повседневность является естественным самоочевидным условием жизни человека, своеобразной областью социальной реальности. Наряду с этим, к укладу относят способ и формы индивидуально-коллективной жизнедеятельности, которые характеризуют такой целостный мир. 

Вместе с общественным бытом также выделяют и быт семейный (домашний), сословный, этнический, внутренний, местный, конфессиональный, государственный и т.д. Одни разновидности используемого понятия входят в определение общественного быта, другие участвуют в становлении новых самостоятельных предметов исследования.

Предмет исследования составляют условия (административный фактор, демографическая динамика, социальная структура и др.) элементов, формирующих общественный быт горожан (политизация социума, информационное и социокультурное пространство, общественная инициатива).

Социальная дифференциация общества во многом оказалась звеном, связывавшим элементы общественного быта и лежащим в основании многих тенденций и процессов в городской среде. Общественная деятельность в Тобольской губернии была тесно связана с личностями активных деятелей, чей характер формировался под влиянием их провинциального феномена. Такое понятие как «политизация социума» подразумевает анализ факторов, которые обусловили особенности, ход течения и степень вовлеченности в избирательный процесс разных социальных групп в регионе, а также «вызревание» предпочтений электората. В сфере просвещения в конце XIX в. ощущалось существенное влияние – образование превратилось в одну из приоритетных областей естественного течения городской жизнедеятельности, важнейший вектор развития быта. Празднично-досуговая культура являлась обязательной и популярной частью свободного времяпрепровождения жителей, обеспечивая возможность чувствовать себя «среди своих» в пресловутой неформальной обстановке и шанс инициализироваться в рамках быстроменяющегося социума.

Хронологические рамки работы охватывают 1860-е – 1914 гг. Это был период существенных изменений в развитии страны. Нижняя граница обусловлена годами подготовки городской реформы Александра II и временем ее практического внедрения в Тобольской губернии. Такой выбор объясняется тем, что в течение трансформаций сменились состав жителей, система городского управления, их внутренняя жизнь и внешний облик, произошли качественные изменения в сфере досуга и развлечений, а также существенное развитие политического компонента и других составляющих повседневности. Заключительным рубежом в рамках данного исследования являются события, связанные с последними предвоенными годами. В качестве верхнего рубежа исследования взят 1914 год, т.к. начало и ход Первой мировой войны внесли масштабные коррективы в эволюцию общественного быта горожан губернии, по большей части обусловленные нуждами военного времени. Завершение революции 1905-1907 гг. ознаменовало наступление относительно мирного и короткого отрезка времени, завершившегося началом Первой мировой войны. Этот период, несмотря на длившийся мировой кризис, стал пиком социально-экономического, культурного и демографического развития империи. Города губернии стали первыми городами в Сибири, почувствовавшими все проблемы войны: размещение военнопленных, острая нехватка медицинских кадров и другие препятствия, повлиявшие на становление общественного быта местного населения. События, связанные с первым глобальным военным конфликтом и переделом сфер влияния, вместе с последующими революционными потрясениями, коренным образом изменили устоявшийся уклад жизни.

Территориальные рамки работы очерчены пределами городов Тобольской губернии в административно-законодательных границах 2-й половины XIX – начала XX столетий. Выбранные рамки дают весомый фактологический материал, а также демонстрируют однотипность ряда процессов в Западной Сибири. На сегодняшний день создано несколько популярных классификаций городских поселений: по административному статусу (уездные, губернские, столичные и пр.), функциональному назначению (торгово-промышленные, военные, административно-колонизационные), экономическому приоритету (аграрные, промышленные, смешанные, торговые) и пр. По нашему мнению, исходя из количественных характеристик населения и его определяющей роли в общественном быте, в рамках настоящей работы следует взять за основу деление городов по демографическому фактору (до 5 тыс., от 5 до 20 тыс. и свыше 20 тыс. чел. населения).

Согласно выбранной типологизации, во второй половине XIX – начале XX вв. в Тобольской губернии зафиксированы малые (Сургут, Березов, Туринск, Ялуторовск), относительно средние (Тара, Ишим, Тюкалинск) и промежуточные или средние (Тобольск, Курган, Тюмень) города. Благодаря совокупности сельскохозяйственных и историко-географических факторов в губернии констатировано отсутствие динамично развивающихся относительно крупных городов. Например, непосредственно перед Первой мировой войной количество жителей Тюмени, самого большого и наиболее крупного экономического центра края, не превышало отметку в 40 тыс. чел. Под влиянием внешних (преобразования экономического, политического и иного характера) и внутренних факторов произошла смена роли части городов Сибири, что неизбежно отразилось и на трансформации уклада жизни населения.

Таблица 1.

Демографическое положение в Тобольской губернии в конце XIX в. [12, с. 274]

Как следует из представленных данных, население было распределено неравномерно по территории губернии. Наибольшее число жителей проживало в самой небольшой, южной, части: на Ишимский, Курганский, Тюкалинский, Ялуторовский уезды (суммарно менее 11 % территории губернии) приходилось почти 2/3 жителей региона. Среднюю полосу (Туринский, Тобольский, Тарский, Тюменский), занимавшую не более 2% региона, населяло еще около 1/3. Наконец, на самую обширную северную часть (Березовский, Сургутский уезды), площадь которой простиралась на 2/3 от всей территории губернии, всего 2% населения. Таким образом, чем южнее располагались район или город, тем выше была плотность его жителей. Плотность населения в губернии к 1897 году составляла 1,03 чел. на км2, сельских жителей – 0,97, городских – менее 0,07.

Аналогичная ситуация складывалась с городами. Площадь некоторых поселений из южной и центральной частей составляла от нескольких до десятков квадратных километров (Тобольск – свыше 6 км2, Тюмень – более 36), на которой проживали десятки тысяч человек. В то же время, например, площадь Березова и Сургута суммарно едва превышала 1 км2, где на постоянном месте жительства находилось не более 3 тыс. горожан.

Таблица 2.

Сословный состав городского населения Тобольской губернии в 1858-1910 гг.

[1, с. 36-64; 7, с. 6-7; 9; 10, с. 50-69; 11, с. 219; 13]

Сословный состав горожан в течение 5 десятилетий (1858-1910) претерпел существенные изменения. Отмечено существенное снижение численности таких категорий как военные (менее 1 %), дворяне, чиновники, купцы, почетные граждане (каждая – менее 2), духовенство (около 0,6 %). Напротив, в городах значительно росло количество традиционно сельского населения – крестьян (почти в 6 раз). 

В то же время, число мещан остается практически без изменения, а данные о численности ссыльных и разночинцев, по сути, исчезают из официальных статистических документов. Вместе с тем, количество городского населения за 55 лет возросло более чем на 90 тыс. чел. (прирост около 1,6 тыс. в год). Однако доля горожан в структуре населения губернии осталась практически без изменений (7,1 % в 1861 г., 6,8% – в 1913 г.). 

Таблица 3.

Экономическое развитие Тобольской губернии в 1878-1913 гг.

[2, с. 4-6; 3, с. 4-5; 4, с. 14-16; 5, с. 6-8; 6, с. 9-11; 8, с. 15-17]

Одним из капитальных показателей является экономическое развитие. Во второй половине XIX – начале XX вв. увеличиваются количество предприятий, численность рабочих и общая сумма товарного производства, растут суммы оборотов мест оптовой торговли (ярмарок), ширятся объемы финансово-кредитной деятельности. Вместе с тем, данные свидетельствуют, что в последнее десятилетие исследуемого периода (конец 1890-х – начало 1910-х гг.) часть ключевых экономических показателей находилась в стадии колебания и относительного стазиса. Так к 1903 году количество предприятий увеличилось до 4,5 тыс., а к 1913 – упало до уровня 1899 годы (3,7 тыс.). Аналогично число функционирующих в губернии ярмарок в 1899 году составляло свыше 670, к 1908 году сократилось до 440, а через 5 лет снова увеличилось до 550. Также колебались численность выданных свидетельств на право торговли и общий оборот сумм городских банков. 

Сокращение числа предприятий и свидетельств на право торговой деятельности объясняется развитием капиталистических отношений, появлением монополистов, слиянием предприятий. Крупные промышленники не были заинтересованы в появлении сильных конкурентов, ставя более мелких дельцов в невыгодное положение и заглушая интерес у потенциальных предпринимателей. В пользу этого свидетельствует поступательное увеличение численности рабочих и объемов произведенной ими продукции, несмотря на сокращение числа самих предприятий. 

В то же время снижение количества ярмарок и торжков было вызвано укрупнением наиболее популярных мест торговли, и, как следствие, отпадала необходимость в существовании некоторых базарах. Также в отношении ярмарок данные официальных источников не были объективны – подсчитать точное число мест торговли представлялось нереальным: часть из них проводилась на территории Крайнего Севера в условиях динамичных кочевок инородцев, другая часть была неотделима от иных аналогичных мероприятий. 

Наконец, городские банки в 1880-е – начале XX в. переживали полосу упадка, вызванного кризисом мировой финансовой системы, что отразилось на местной сети в силу связанности денежных средств и их оборотов. К середине первого десятилетия XX в. мировая финансовая система вступила в полосу подъема, что уже через несколько отразилось на кредитно-банковской системе Тобольской губернии: обороты сумм городских банков всего за 5 лет увеличились сразу на треть.

Основные результаты исследования факторов становления общественного быта горожан Тобольской губернии во 2-й пол. XIX – начале XX вв. выражены в следующем:

1. Как и предшествующие периоды в истории региона, развитие позднеимперского этапа обусловлено сословной структурой и демографическим состоянием общества, которые оказывали всестороннее воздействие на жизнь городского жителя. Социальный состав был во многом обусловлен преобразованием общественных отношений и являлся самобытной оболочкой, где происходило становление разных элементов общественного быта. Демографические показатели стали показателем вовлеченности населения в процессы трансформации повседневности.

2. Важнейшей детерминантой в генезисе быта выступили природно-географические условия региона (удаленность, климат, инфраструктура и др.). Они обуславливали такие условия как расселение жителей, их социальную структуру и занятия, экономические показатели и др. Среди указанных факторов они составляли естественно-природную часть, слабо зависимую от вмешательства человека.

3. Динамично развивались торгово-промышленная сфера и кредитно-финансовая деятельность. Рост числа предприятий, рабочих, оборотов сумм свидетельствуют о позитивных тенденциях в экономике губернии. Однако в данном случае об экономике целесообразно говорить как об элементе общественного быта, а не факторе его развития. Экономические показатели выступали скорее следствием, нежели причиной развития городского социума и поэтому не включены в факторы развития быта.

Социум в Тобольской губернии во 2-й половине XIX – начале XX вв. был весьма динамичен. Это обстоятельство вызывает необходимость применить положения теории модернизации, причем ко многим элементам быта, относящихся к предмету исследования. Так, в масштабах городских пунктов региона весомые преобразования социального и демографического положения, нараставшая политизация населения были обусловлены во многом подвижками общественно-политического характера, изменения социокультуры зачастую зависели от процессов экономической модернизации и пр. Разумеется, теория не является уникальной по отношению к городскому пространству губернии. Благодаря разному уровню развития городов, существенной патриархальности, часть населения не подпадает под изучение научно-исследовательских практик метода. Города представляли сами по себе локальные общества, включая в себя в рамках городского пространства более мелкие сообщества и составляя в целом социальные идентичности губернии.

 

Список литературы:

1. Гончаров Ю.М. Сословный состав городского населения Западной Сибири во второй половине XIX – XX вв. // Города Сибири XVIII – начала XX вв.: сборник научных статей / Под ред. В.А. Скубневского. Барнаул: изд-во АлтГУ, 2002. С. 36-64.

2. Обзор Тобольской губернии за 1878 г.: приложение к всеподданнейшему отчету Начальника Тобольской губернии за 1878 г. Тобольск: Губернская типография, 1879. 68 с.

3. Обзор Тобольской губернии за 1887 г.: приложение к всеподданнейшему отчету Начальника Тобольской губернии за 1887 г. Тобольск: Губернская типография, 1888. 139 с.

4. Обзор Тобольской губернии за 1899 г.: приложение к всеподданнейшему отчету Начальника Тобольской губернии за 1899 г. Тобольск: Тип. Тобольского губернского управления, 1900. 129 с.

5. Обзор Тобольской губернии за 1903 г. приложение к всеподданнейшему отчету Начальника Тобольской губернии за 1903 г. Тобольск: Тип. Тобольского губернского управления, 1904. 122 с.

6. Обзор Тобольской губернии за 1908 г.: приложение к всеподданнейшему отчету Начальника Тобольской губернии за 1908 г. Тобольск: Тип. Тобольского губернского управления, 1909. 102 с.

7. Обзор Тобольской губернии за 1910 г.: приложение к всеподданнейшему отчету Начальника Тобольской губернии за 1910 г. Тобольск: Тип. Тобольского губернского управления, 1911. 117 с.

8. Обзор Тобольской губернии за 1913 г.: приложение к всеподданнейшему отчету Начальника Тобольской губернии за 1913 г. Тобольск: Тип. Тобольского губернского управления, 1915. 135 с.

9. Первая Всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. / Под ред. Н.А. Тройницкого. Т. 78. Тобольская губерния. СПб.: Изд. Центрального статистического комитета МВД, 1905. 247 с.

10. Пронин В.И. Население Сибири за 50 лет (1863-1913 гг.) // История СССР. 1981. № 4. С. 50-69.

11. Россия 1913 год: статистико-документальный справочник (отв. ред. А.П. Корелин) / Институт российской истории РАН. СПб.: Русско-Балтийский информационный центр «БЛИЦ», 1995. 416 с.

12. Храмцов А.Б. Власть и общество в городах Тобольской губернии конца XIX – начала XX вв. Тюмень: РИО ТюмГАСУ, 2010. 316 с.

13. Экономическое состояние городских поселений Сибири. СПб.: Тип. МВД, 1882. 422 с.

 

Сведения об авторе:

Томилов Игорь Сергеевич – младший научный сотрудник Тобольской комплексной научной станции Уральского отделения Российской академии наук (Тобольск, Россия).

Data about the author:

Tomilov Igor Sergeyevich – junior researcher of Tobolsk Complex Scientific Station, Ural Branch of the Russian Academy of Sciences (Tobolsk, Russia).

E-mail: igor.tomilov.85@mail.ru.