Палагнюк Ю.В., Сурженко E.С. Социальное сопровождение студенческой молодёжи с ограниченными возможностями в системе высшего образования Польши

Выпуск журнала: 
Рубрика: 
PDF-версия: 

УДК 378(438)-056.26:364

СОЦИАЛЬНОЕ СОПРОВОЖДЕНИЕ СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЁЖИ

С ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ

В СИСТЕМЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ ПОЛЬШИ

Палагнюк Ю.В., Сурженко E.С.

Вопрос социальной поддержки студентов с ограниченными возможностями становится все более актуальным для многих стран, поскольку, несмотря на принятые законы, многие сферы общественной жизни остаются недоступными для этой группы молодежи. В статье проанализированы ключевые аспекты социального сопровождения студенческой молодежи с ограниченными возможностями в Польше, а также предложены дальнейшие пути совершенствования этой сферы в других странах на основе польского опыта.

Ключевые слова: социальное сопровождение, студенты, люди с ограниченными возможностями, образование, Польша.

 

SOCIAL SUPPORT FOR STUDENTS WITH DISABILITIES

IN THE SYSTEM OF HIGHER EDUCATION IN POLAND

Palagnyuk Y.V., Surzhenko K.S.

The question of social support for students with disabilities is becoming increasingly important for many countries, because despite the adopted legislation many areas of public life remain inaccessible for young people with disabilities. In this connection this article is devoted to the study of Polish experience in social support for students with disabilities in order to develop practical recommendations for improvement of this sector in other countries dealing with this issue. 

Keywords: social support, college students, people with disabilities, education, Poland.

 

Вопросы социального сопровождения студенческой молодежи с ограниченными возможностями становятся все более актуальными для разных стран в связи с необходимостью внедрения международных и европейских социальных стандартов в этой сфере. Ведь, несмотря на принятые законодательные акты, многие сферы общественной жизни все еще остаются недоступными для молодежи с ограниченными возможностями. 

В связи с этим, возникает необходимость изучения зарубежного опыта социального сопровождения студенческой молодежи с ограниченными возможностями для выработки практических рекомендаций совершенствования этой сферы в других странах. Соответственно цель статьи – проанализировать ключевые аспекты социального сопровождения студенческой молодежи с ограниченными возможностями в Польше, а также предложить дальнейшие пути усовершенствования этой сферы в других странах на основе польского опыта. 

Гуманистическое направление современной социальной политики требует соответствующей формулировки понятия «человек с ограниченными возможностями». Как показал анализ научных источников [7; 9; 11], до сих пор на определение медицинского состояния длительного повреждения организма употребляют термин латинского происхождения «инвалид» (буквально означающее «непригодный»). В настоящее время термин «инвалид» все чаще заменяется на более корректный – «человек с ограниченными возможностями». Тем не менее, этот устоявшийся термин «инвалид» часто употребляется в публикациях, в нормативных и законодательных актах, в том числе в официальных материалах ООН.

В польском «Словаре Реабилитации» (Słownik Rehabilitacji) понятие «инвалидность» (inwalidztwo) рассматривается в двух аспектах: 1) в биологическом – состояние организма, характеризующееся полным исчезновением или значительным ограничением некоторых функций организма вследствие повреждения структуры или функции органа (подчеркивается необратимость и устойчивость этого состояния); 2) в социальном смысле – совокупность последствий, вызванных значительным повреждением функции, или готовности организма к деятельности в повседневной жизни, что проявляется в форме различных ограничений [14, s. 22].

Выдающийся польский ученый А. Хулек (A. Hulek) рассматривает понятие «инвалид» (inwalid) в двух плоскостях: широкой – лицо с нарушением здоровья, с ограниченной дееспособностью; более узкой – лицо с нарушением здоровья из-за определенной болезни или членовредительство. Ученый указывал на то, что это понятие относится, главным образом, к взрослым людям в возрасте после 18 лет. В случае с детьми возникают трудности, поскольку здесь не применим критерий способности к работе. Соответственно, ключевым в понятии «ограниченная дееспособность» является нарушение способности к работе по причине сужения возможностей. А. Хулек предлагает считать лицом с ограниченными возможностями индивида, который пострадал от продолжительной болезни, в которого степень нарушения подготовленности и функций затрудняет (по сравнению со здоровыми лицами в определенном культурном кругу) обучение в общеобразовательной школе, профессиональную работу, участие в общественной жизни и выполнение будничной деятельности [10, s. 22].

Например, Н. Москвичева предлагает такое определение: «дети с ограниченными возможностями – это дети, имеющие функциональные ограничения в результате заболевания, отклонений или недостатков развития, в состоянии здоровья, внешности, вследствие приспособления внешней среды к их особым нуждам, из-за негативных стереотипов со стороны общества к лицам с ограниченными возможностями в целом» [3, с. 15].

В Польше существует также определение, принятое для конкретных целей, например, профессиональной реабилитации: «человек с ограниченными возможностями» (osoba niepełnosprawna) определяются те лица, физическое или психическое состояние которых длительно или периодически затрудняет, ограничивает или делает невозможным выполнение задач и социальных ролей, а особенно выполнения профессиональной работы; при получении заключения о зачислении в одной из трех степеней «инвалидности» (значительного, умеренного и легкого) о полной нетрудоспособности или вид и степень ограниченности лицам, которым не исполнилось 16 лет жизни» [15, s. 20].

Рассматривая вопросы социального воспитания детей и молодежи с особыми возможностями, М. Парфильева под социальным сопровождением лиц (детей и молодежи) с ограниченными возможностями предлагает понимать сложный, многоступенчатый процесс влияния комплексных мер социальных институтов и созданных ими педагогических условий, наиболее благоприятных для полноценного функционирования личности с ограниченными возможностями в общественной жизни. А также соответственно реализации  личностных целей путем преодоления моральных, физических, социальных препятствий и исполнение общественных ролей, достижения социализации и профессиональной активности [4, с. 189].

Как отмечает А. Батова, возможности человека с нарушением развития – это не комплекс нарушенных функций его организма, а комплекс его личностных качеств и отношение окружающего мира. То есть, социальные ограничения и недостаточность контактов, которые обусловлены не столько самой болезнью, сколько особенностями социальной среды, которые нужно учитывать в процессе социального воспитания [1, с. 66].

Кроме того, благополучное развитие ребенка возможно только в случае равновесия между внутренними и внешними условиями формирования организма. Возникновение болезни зависит от несоответствия внутренних и внешних условий жизни организма, когда на воздействие окружающей среды ребенок не может проявить ответную реакцию, не может приспособиться к этому воздействию [2, с. 17].

Итак, проанализировав работы зарубежных и отечественных ученых, исходя из неоднозначной трактовки понятий «инвалид», «инвалидность» и определив наиболее корректную форму определение этой категории людей, в своей работе будем употреблять понятие «человек с ограниченными возможностями». Расширяя это понятие, будем использовать термин «дети и молодежь с ограниченными возможностями» в контексте социальной ограниченности личности, возникшей вследствие физических, психических или медицинских нарушений организма и созданных общественных условий, которые сужают возможности по выполнению социальных ролей и самореализации надлежащим образом жизненных норм. Соответственно вместо термина «инвалидность» будем использовать более корректную форму «ограниченность», а как противопоставление понятию «человек с ограниченными возможностями» – синоним «здоровая» личность.

Во многих странах, в том числе в Польше, долгое время лица с ограниченными возможностями считались людьми, которых нужно окружить заботой, обеспечить им условия существования, не надеясь на проявление с их стороны самостоятельности и общественной пригодности. Но в последние годы наступили изменения в общественной ментальности, а также в практической деятельности в интересах лиц с ограниченными возможностями, что сделало возможным их образовательную, профессиональную и общественную активность.

Наибольшую часть образовательной среды составляют дети и молодежь. Исследования выявили, что 20% студентов имеют специальные образовательные потребности. В этой группе у 3% подтверждаются разного вида ограниченности [16, s. 19]. Молодежь, потребности которой возникают из-за болезни или ее последствия, требует непрерывного образования в соответствии с индивидуальными программами и в тесном сотрудничестве с семьей [12, s. 13-14].

Право молодого человека с ограниченными возможностями на образование вместе со своими полноправными сверстниками – одна из главных основ образования в странах ЕС, что подтверждается Европейской Конвенцией об охране прав человека и основных свобод (1953), Конвенцией в деле уничтожения дискриминации в области образования (1960), Международным пактом хозяйственных, общественных и культурных прав (1966), Конвенцией о правах ребенка (1989), Конвенции прав лиц с ограниченными возможностями (2006) [8, s. 43].

В Польше, как и в других государствах ЕС, наблюдается эволюция в направлении моделирования равных шансов в сфере образовательной политики, постепенный отход от традиционности, которая заключается в создании особых структур, удовлетворяющих специфические образовательные потребности лиц с ограниченными возможностями. Образование лиц с ограниченными возможностями и подход к ним можно представить в виде такой модели: от изоляции и сегрегации – до интеграции к инклюзии. Так, процесс социального сопровождения детей и молодежи с ограниченными возможностями в Польше (на примере города Гнезно) осуществляется в учреждениях образования с соблюдением принципа непрерывности – от дошкольных заведений (2-3 года) до высших учебных заведений. Студенты с ограниченными возможностями могут пользоваться всеми правами, которыми пользуются другие студенты (социальная стипендия, стипендия по результатам учебы, стипендия министра за достижения в науке, доплаты за проживание, доплаты к денежной помощи). Кроме того, студент со специальными образовательными потребностями может ходатайствовать о специальной стипендии, учитывая свою дисфункцию. Также в рамках программы «STUDENT» молодежь с ограниченными возможностями может пользоваться финансовой помощью «PFRON», что включает: плату за обучение, проживание, транспорт, выезды, организованные в рамках занятий.

В Республике Польша образование студентов с ограниченными возможностями учитывает и профессиональное обучение, и помощь в трудоустройстве. Образовательные процессы имеют место в школах с профессиональным уклоном, в профессиональных школах разного уровня, а также во внешкольных формах, таких как инструктаж, курсы, профессиональная стажировка, рабочие практики и самообразование. Одной из популярных форм внешкольной подготовки и выполнения профессиональной деятельности являются мастерская профессиональной (учебной) терапии (Warsztat Terapii Zajęciowej) и учреждения профессиональной активности (Zakład Aktywności Zawodowej), которые проводят социальную, профессиональную, медицинскую и психологическую реабилитацию, направленную на общее развитие, активную и самостоятельную жизнь каждого участника в открытой среде [6, s. 125].

Кроме того, в Польше существуют мастерские профессиональной терапии (WTZ), что является значительным польским достижениям в этой сфере и одной из форм профессиональной активности и реабилитации лиц с тяжелыми формами инвалидности. Мастерские профессиональной терапии действуют на основании постановления министра труда и социальной политики от 30 сентября 2002 года, в деле принципов создания, действия и финансирования мастерских профессиональной терапии (WTZ). Общее количество таких заведений в Польше насчитывает около 700 единиц, в которых находится около 20 тысяч участников. WTZ – это отдельное организационное и финансовое заведение, деятельность которого направлена на подготовку людей с ограниченными возможностями для участия в социальной и профессиональной реабилитации [6, s. 125].

В польском обществе получило распространение общественное движение, которое объединило неравнодушных людей. Социальные и педагогические программы таких организаций обеспечивают финансовую поддержку при покупке специализированного оборудования, помогают получить образование должного уровня, приобрести профессиональные навыки, занять соответствующее возможностям рабочее место, отдыхать в кругу друзей, познавать окружающий мир, общаться с другими людьми и социализироваться. 

Также в Польше действует Государственный фонд реабилитации лиц с ограниченными возможностями (Państwowy Fundusz Rehabilitacji Osób Niepełnosprawnych) – это целевой фонд, ресурсы которого предназначены для профессиональной и социальной реабилитации, трудоустройства лиц с ограниченными возможностями. Основной целью Фонда является содействие социальной и профессиональной реабилитации и активизация лиц с ограниченными возможностями. Активизация, как основная цель деятельности, отражается в реализации программ Фонда. Программы, как одно из направлений деятельности Фонда, обеспечивают становление и развитие благоприятных социально-педагогических условий для социализации лиц с ограниченными возможностями. На сегодняшний день одной из основных и самых успешных программами Фонда являются: «Студент II – продолжение образования лиц с ограниченными возможностями» – программа, задача которой обеспечить равенство в получении образования для молодых людей с ограниченными возможностями путем постоянного совершенствования навыков для успешной конкуренции на открытом рынке труда. Возможность продемонстрировать соответствующую квалификацию является важным критерием для получения работы и занятости лиц с ограниченными возможностями согласно их способностям и интересам. Это не только способ улучшить экономическое положение страны, но и необходимое условие для самооценки и социализации индивида [13].

Кроме того, в Польше проблемы высшего и профессионального образования для молодых людей с особыми потребностями решаются путем создания специальных и интегрированных учебных заведений. Так, например, в Подляшском университете (г. Седльце) еще в 1989 году был начат эксперимент по интегрированному обучению. Это означало устранение любых возможных барьеров как физических (архитектура, информация), так и социальных (предвзятость, слабая воля, страх). С другой стороны, университет не предоставлял никаких преимуществ или привилегий для студентов с инвалидностью относительно требований к учебному процессу [5, с. 14].

В Кракове, в одном из старейших университетов Польши – Ягеллонском, открытом для людей с особыми потребностями, действует Отдел обслуживания студентов с особыми потребностями. Задачами Отдела является устранение препятствий в доступе к информации, подготовка электронных версий материалов, формирование толерантного отношения к людям с ограниченными возможностями здоровья, сотрудничество с преподавателями, подготовка для них информационных материалов, проведение адаптационных встреч для первокурсников, изучение технологий, которые помогут преодолеть недостатки, предоставление ассистентов специалистов по реабилитации и студентов-волонтеров. Все сотрудники Отдела должны проходить систематические тренировки по изучению специфики в сфере психологии, медицинских проблем, реабилитации и технологий обучения студентов с инвалидностью. Особое внимание уделяется безбарьерному доступу студентов с инвалидностью к главным фондам университетской библиотеки. Для таких студентов существует возможность взять напрокат компьютерное оборудование, что существенно облегчает их обучение. Для студентов с ограниченными возможностями есть вариант исключения из учебного плана дисциплин, которые особенно тяжелые для восприятия, например, иностранный язык для глухих или физическое воспитание, искусство, дизайн, музыка для студентов с поражениями нервной системы [5, с. 15].

Среди молодых высших учебных заведений Польши выделяется Карконошский коллегиум – высшее профессиональное учебное заведение, созданное в 1998 году. Расположение коллегиума в курортной зоне Елена Гура, среди минеральных источников обусловило медицинскую направленность специальностей этого учреждения и особенности контингента студентов, среди которых много людей с сенсорными нарушениями и нарушениями опорно-двигательного аппарата. Коллегиум уделяет много внимания реализации идеи равных возможностей при получении высшего образования людьми с инвалидностью. Карконошский коллегиум совместно с чешскими и немецкими партнерами реализует в рамках программы «Леонардо да Винчи» при финансовой поддержке ЕС проект «Программа обучения и реабилитации людей с особыми потребностями». Проект предусматривает создание специальных программ высшего профессионального обучения студентов с физическими и функциональными ограничениями. Основным отличием учебного процесса в коллегиуме является сочетание обучения с комплексной реабилитацией студентов с использованием лечебного потенциала местного курорта. Студенты с инвалидностью совмещают обучение с профессиональной практикой на рабочих местах курорта [5, с. 15]. 

На базе коллегиума действует «Евро-региональный центр по вопросам образования и реабилитации инвалидов». Здесь формируется база данных об учащихся с инвалидностью, определяются их склонности и способности к определенным специальностям, оказывается помощь учителям, которые с ними работают, заранее готовятся помощники (менторы), организуются летние адаптационные школы перед поступлением в коллегиум, проводятся дни открытых дверей для молодежи с инвалидностью, разрабатываются индивидуальные программы реабилитации, применяются современные технические средства обучения [5, с. 16].

Таким образом, сегодня как в Польше, так и в других странах актуальным является вопрос социального сопровождения студенческой молодежи с ограниченными возможностями. Цель  этого сопровождения заключается в участии такой молодежи в жизни общества благодаря сложившейся их личной и общественной культуре; в формировании самостоятельной личности через институты социального воспитания; развитие индивидуальных способностей, что даст возможность молодым людям с ограниченными возможностями реализовать себя в социальной среде и тому подобное. 

Опираясь на изученный польский опыт, предлагаем практические рекомендации по обеспечению надлежащего социального воспитания детей и молодежи с ограниченными возможностями в современном государстве.

По нашему мнению, учитывая положительный польский опыт в этом аспекте, важным и актуальным на общегосударственном уровне являются: приведение законодательства в соответствие с международными стандартами (прежде всего, в плане согласования терминологии – не использовать термин «инвалид», вместо него – «человек с ограниченными возможностями»); введение строгого контроля за реализацией и исполнением положений нормативных документов по вопросам социальной защиты, образования и не допущения дискриминации детей и молодежи с ограниченными возможностями; привлечение к ответственности лиц, которые проявляют неподобающее поведение к лицам с ограниченными возможностями; создание соответствующих условий обучения и труда. 

Для совершенствования системы социального воспитания, реабилитации и социальной защиты, направленного на выравнивание жизненных шансов жизнь детей и молодежи с ограниченными возможностями в процессе социального воспитания предлагаем следующие меры: расширить доступность родителей и молодых людей с ограниченными возможностями к информации, касающейся диагноза и программ, направленных на реабилитацию, социализацию; усилить мотивационную деятельность общества и молодежи с ограниченными возможностями путем внедрения инновационных общегражданских акций, социальных семейных проектов и конкурсов; усовершенствовать социальную реабилитационно-профессиональную структуру (внедрить деятельность на манер польских мастерских заведений учебной терапии, Заведений профессиональной активности) и тому подобное.

На образовательном уровне должны быть выполнены следующие задачи: повышение эффективности непрерывного многоуровневого образовательного процесса лиц с ограниченными возможностями с использованием адекватных технологий обучения (прежде всего компьютерных); проведение широкой просветительской деятельности по вопросам инклюзивного образования среди родителей и широких кругов общественности; обеспечение соответствующего приспособления образовательных учреждений для нужд молодежи со специальными образовательными потребностями (в частности, решения проблемы проезда до учебного заведения); создание на базе высших учебных заведений Центров помощи и социальной защиты студентов, имеющих ограниченные возможности; привлечение их к активной деятельности и студенческой жизни; создание широкой сети профессиональных курсов, которые отвечали бы актуальным потребностям рынка и индивидуальным возможностям лиц с ограниченными возможностями.

 

Список литературы:

1. Батова А.В. Социально-педагогические условия интеграции детей-инвалидов в социальную среду: дис. ... канд. пед. наук: 13.00.02 / Батова Анастасия Вениаминовна. – М., 2001. – 211 с.

2. Боровский Р. Теория и практика социальной защиты детей-инвалидов в Польше: дис. ... д-ра пед. наук: 13.00.01 / Боровский Ришард. – Ярославль, 2002. – 219 с.

3. Москвичева Н.А. Альтернативные модели социализации детей-инвалидов в современном обществе: социально-философский анализ: дис. ... канд. пед. наук: 09.00.11 / Москвичева Наталья Александровна. – Ростов-на-Дону, 2007. – 146 c. 

4. Перфільєва М.В. Аналіз професійної діяльності Центрів соціальної та професійної реабілітації дітей-інвалідів (м. Умань Черкаської області) / М.В. Перфільєва // Психолого-педагогічні проблеми сільської школи: збірник наукових праць Уманського державного педагогічного університету імені Павла Тичини / Ред. кол.: Побірченко Н.С. (гол. ред.). – Умань: РФЦ «Софія», 2008. – Вип. 26. – С. 187-192. 

5. Таланчук П.М. Супровід навчання студентів з особливими потребами в інтегрованому освітньому середовищі: Навч./метод. посіб. – К.: Соцінформ, 2004. – 128 с. 

6. Bobeł B. Rola i znaczenie warsztatów terapii zajęciowy w procesie rewalidacji jednostek niepełnosprawnych // Niepełnosprawni, osieroceni, niedostosowani. Problemy profilaktyki i wsparcia we społecznej pedagogice. (Państwowa Wyższa Szkoła Zawodowe w Jeleniej Górze) / Pod red. I. Fornalik. – Jelenia Góra, 2005. – 302 s. 

7. Czapiński S. Diagnoza społeczna. Wizja i jakość życia Polaków. – Warszawa: Vizia Press, 2006. – 252 s. 

8. Człowiek niepełnosprawny / Pod red. Marii Chodkowskiej. – Lublin: Wydawnictwo uniwersytetu Marii Curie-Skłodowskiej, 1994. – 329 s. 

9. Grzegorzewska M. Wybór pism. – Warszawa: PWN, 1964. – 376 s. 

10. Hulek A. Teoria i praktyka rehabilitacji inwalidów. – Warszawa, 1969. – 163 s.

11. Konteksty pedagogiki specjalnej / Red. Teresa Żólkowska. – Szczecin, 2007. – T. II. – 685 s. 

12. Osoba niepełnosprawna w społeczności lokalnej. Raport I Ogólnopolskiego Konkursu dla Samorządów Powiatowych. – Warszawa: Wydawnictwa Szkolne i Pedagogiczne Spółka Akcyjna, 2001. – 210 s. 

13. Państwowy Fundusz Rehabilitacji Osób Niepełnosprawnych [Электронный ресурс] // Pfron.org.pl [сайт]. 2016. – URL: http://www.pfron.org.pl (дата обращения: 10.06.2016).

14. Pedagogika specjalna – wybrane problemy edukacyjno-wychowawcze / Pod red. Aleksandry Siedlaczek-Szwed. – Częstochowa, 2007. – 306 s.

15. Rozpoznawanie zjawisk patologicznych i profilaktyka / Red. Zygmunt Płoszyński, Ewa Pomorska. – Słupsk: Akademia Pedagogiczna w Słupsku, 2003. – 275 s.

16. Wielkowymiarowość edukacji osób z niepełnosprawnością / Pod red. C. Kosakowskiego, ks. C. Rogowskiego. – Olsztyn: UWM, 2005. – 248 s.

 

Сведения об авторах:

Палагнюк Юлиана Викторовна – доктор наук государственного управления, доцент кафедры социальной работы, управления и педагогики Черноморского национального университета имени Петра Могилы (Николаев, Украина).

Сурженко Екатерина Сергеевна – бакалавр социальной работы, Черноморский национальный университет имени Петра Могилы (Николаев, Украина).

Data about the authors:

Palagnyuk Yuliana Viktorivna – Doctor of Sciences in Public Administration, Associate Professor of Social Work, Management and Pedagogy Department, Petro Mohyla Black Sea National University (Mykolaiv, Ukraine).

Surzhenko Kateryna Serhiyivna – bachelor of social work, Petro Mohyla Black Sea National University (Mykolaiv, Ukraine).

E-mail: yulianna_p@hotmail.com.

E-mail: ekaterina.surzhencko@yandex.ru.