Мухаметов Р.С. Специфика внутриэлитного конфликта в Свердловской области

Выпуск журнала: 
Рубрика: 
PDF-версия: 

УДК 324

СПЕЦИФИКА ВНУТРИЭЛИТНОГО КОНФЛИКТА

В СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Мухаметов Р.С.

В Свердловской области происходят сложные и противоречивые политические процессы, которые требуют постоянного внимания со стороны научного сообщества. На основе собранного автором эмпирического материала проведен анализ политического конфликта между Э. Росселем и А. Чернецким. Много внимания посвящено  причинам конфликта. Автор полагает, что причинами противостояния явились личностный фактор и борьба за городские доходы. Конфликт между Э. Росселем и А. Чернецким привел к возникновению политических партий в Свердловской области. Автор пришел к выводу, что на данный момент конфликт между «городом» и «областью» исчерпан.

Ключевые слова: Свердловская область, Екатеринбург, Эдуард Россель, Аркадий Чернецкий, региональные партии, политическая регионалистика.

 

SPECIFIC FEATURES OF THE CONFLICT BETWEEN ELITES

IN THE SVERDLOVSK REGION

Mukhametov R.S.

The Sverdlovsk region is characterized by the difficult and controversial political processes, which require constant monitoring by the scientists. Empirical data collected by the author has let him to analyse the political conflict between Eduard Rossel and Arkadiy Chernetskiy. Much attention is paid to the reasons of the conflict. The author believes that the main causes of confrontation were the personal factor and the struggle for urban revenues. The conflict between E. Rossel and A. Chernetskiy caused the struggle between the parties of the Sverdlovsk region. The author came to a conclusion that a conflict between “city” and “region” has played out completely.

Keywords: the Sverdlovsk region, Ekaterinburg, Eduard Rossel, Arkadiy Chernetskiy, regional parties, regional studies.

 

Типичным и наиболее актуальным конфликтом в региональных элитах стал конфликт между главой региональной государственной власти и мэром столичного города. Ситуация в  Свердловской области  – лишь один из примеров подобного рода.

Одной из основных констант политической жизни Свердловской области на протяжение более чем 10 лет было противостояние между губернатором Эдуардом Росселем и мэром Екатеринбурга Аркадием Чернецким. Это были времена хрестоматийного противостояния «города» и «области».

Следует отметить, что конфликт между Э. Росселем и А. Чернецким на начальном этапе имел в большей мере политико-психологический (личностный), чем политико-экономический характер.

C 1991 г. Э.Э. Россель занимал пост главы региона. А.М. Чернецкий был назначен главой администрации Екатеринбурга в январе 1992 г. Указом Президента России Б.Н. Ельцина по представлению Э.Э. Росселя. При этом Россель воспринимал Чернецкого как члена своей команды и не сомневался в его лояльности. В октябре 1993 г. Чернецкий как депутат Областного совета, поддержал провозглашение Уральской республики. Однако после отстранения Э. Росселя от должности главы областной администрации в ноябре 1993 г. Чернецкий не выразил публичной солидарности со своим бывшим патроном. С января 1994 г. мэр Екатеринбурга начал выстраивать взаимоотношения с новым главой администрации, которым стал А.Л. Страхов. Летом 1994 г. Чернецкий впервые открыто полемизировал с Э. Росселем, являвшимся тогда председателем Свердловской областной Думы, защищая интересы Екатеринбурга при формировании бюджета на 1995 г. [7].

Таким образом, к 1995 г. между Росселем и Чернецким возникло личное отчуждение.

В основе большинства конфликтов между региональными и городскими властями лежат тесно взаимосвязанные проблемы формирования бюджета (объемы отчислений муниципальных образований в областной бюджет) и управляемости (выстраивание единой исполнительной вертикали власти).

В реальности речь идет о конфликте между губернаторами и главами городов-доноров. Как известно, в России действует механизм перераспределения средств между уровнями власти: вышестоящий уровень концентрирует средства, а затем делит их в иной пропорции между своими территориальными ячейками [11, с. 79-89]. Другими словами, средства муниципальных образований с относительно высокими доходами на душу населения (более чем в два раза превышающими средний показатель по тому или иному региону), изымаются в пользу муниципальных образований того же субъекта Федерации с более низкими доходами [4, с. 11-12].

Мэры заинтересованы в концентрации финансовых ресурсов в областном центре, а губернаторы – в их более или менее равномерном распределении по всей территории субъекта Федерации. 

Таким образом, губернаторы делают ставку на поддержку периферии, жителей сел и малых городов. Это обусловлено не только объективной необходимостью материально поддерживать периферию, но и политическими соображениями губернаторов: сельские районы, как правило, более зависимы, управляемы, многочисленны и послушны во время голосования на выборах. Иными словами, регулярное получение губернаторских дотаций ставит местные власти в жесткую зависимость от «доброй воли» главы региона [8].

Истоки этого конфликта находятся в стремлении к перераспределению ресурсов, произведенных в областном центре в пользу преимущественно сельских районов. Этот конфликт появился из-за стремления вышестоящего органа власти вмешаться в распределение доходов города Екатеринбурга. Таким образом, «яблоком раздора» между региональными и муниципальными властями являются городские доходы. 

Суть конфликта обусловлена противоречиями интересов региональной власти и крупнейшего в регионе муниципального образования.

Как нам представляется,  интересами городской власти являются: 

- передача экономических прав и социально-организующих функций органам местного самоуправления;

- непосредственное участие представителей муниципальных образований и их объединений в разработке и обсуждении законопроектов, регулирующих вопросы организации территориального управления, бюджетного планирования, разделения сфер компетенции между органами государственной власти и местного самоуправления; 

- ликвидация управленческих округов;

- усиление роли местного самоуправления за счет перераспределения властных полномочий, прав и ресурсов между областным уровнем и городским;

- обеспечение финансовой самостоятельности муниципальных образований;

- сокращение до минимума объема перераспределения финансовых ресурсов в бюджет субъекта РФ;

- передача на местный уровень управленческих полномочий и источников доходов;

- взаимовыгодное сотрудничество федеральных и областных органов государственной власти с местным самоуправлением в решении приоритетных социальных задач (например, в строительстве метро) [6, с. 3; 10, с. 5; 12, с. 2].

Основными противниками городской власти в местном политическом пространстве выступает областная власть, которая ставит перед собой следующие цели и задачи:

- приблизить государственную власть к муниципальным образованиям;

- довести единую вертикаль исполнительной власти до местного самоуправления;

- встроить мэров глав «столичных» городов в вертикаль власти.

Условно упреки губернатора Э. Росселя в адрес властей Екатеринбурга можно сгруппировать в нескольких пунктах: 

- излишняя самостоятельность городских властей и отсутствие пиетета перед государственной властью;

- неэффективность решений, принимаемых органами муниципальной власти;

- низкий уровень исполнительской дисциплины в структурах местного самоуправления [2].

Конфликт между администрацией Екатеринбурга и областными властями явился стимулом развития политических партий в Свердловской области. Особенностью противостояния между Э. Росселем и А. Чернецким стало то, что они опирались на созданные ими региональные политические движения. Все это придавало конфликту характер институционального соперничества.

В конце 1993 г. при активном участии Э. Росселя было создано движение «Преображение Урала» (П»). ПУ было важным инструментом в политической стратегии губернатора, что вынуждало его конкурентов создавать альтернативные политические организации. В декабре 1995 г. было создано движение «Наш дом – наш город» (НД-НГ), лидером которого являлся А. Чернецкий. НД-НГ представлял собой политический пул, играющий роль структуры поддержки мэра Екатеринбурга. Основной акцент в предвыборной пропаганде был сделан на идее защиты прав местного самоуправления, которые, по мнению лидеров движения, попирались областными властями [5, с. 71]. Другими словами, движение «Наш дом – наш город» было создано исключительно для поддержки на выборах мэра Аркадия Чернецкого и усиления его личных и партийных позиций относительно  Эдуарда Росселя.

Российские эксперты относят партогенез в Свердловской области к либерально-корпоративному типу. Данный тип проявился в регионах с относительно выраженными партиципаторными традициями, урбанистических и интегрированных в мировую экономику. Второй тип  – государственно-корпоративный – присущ регионам с подданнической политической  культурой,  полупериферийным  и  агропромышленным, где действия гражданских движений по созданию партий оказались слабыми [1, с. 272-294].

Таким образом, губернатор и мэр использовали политические движения для мобилизации голосов избирателей и обозначения своих политической позиции. Партии являлись инструментом в политической борьбе между группами элит.

Региональные политические движения создавались для участия в выборах депутатов Областной Думы Законодательного Собрания Свердловской области (ЗССО) с целью формирования там областной и городской фракций. На выборах основная борьба велась между блоками губернатора Росселя («Преображение Урала» – «Единство Урала» – «За родной Урал») и мэра Чернецкого (НД-НГ – «Единство и Отечество»). Так, в апреле 1996 г. на выборах депутатов Областной Думы ЗССО «Преображение Урала» получило 6 мандатов,  «Наш дом – наш город» – 3 мандата. В апреле 1998 г. на очередных выборах НД-НГ взял 4 мандата, ПУ – 2 мандата. В марте 2000 г. «Единство Урала» получило 5 депутатский мест, НД-НГ – 4. На выборах депутатов Областной Думы 2002 г. интересы губернатора представлял блок «За родной Урал», получивший по результатам 7 мандатов, а города – «Единство и Отечество»  – 2 мандата [9].

Таким образом, политические партии и движения нужны были, с одной стороны, для парламентской защиты прав местного самоуправления, а с другой, для контроля регионального парламента. Региональные партии оказались электоральным инструментом региональной и городской администраций.

Другим инструментом команды мэра Екатеринбурга являлись региональные ассоциации, общественные объединения, выражающие, представляющие и защищающие права и интересы муниципальных образований как на региональном, так и на федеральном уровне. В частности, такие НКО, как межрегиональная ассоциация «Города Урала», Ассоциация муниципальных образований Свердловской области выступали за укрепление финансово-экономической самостоятельности местного самоуправления, развитие прямых кооперационных связей между муниципалитетами.

Выборы главы Екатеринбурга традиционно становилось поводом для противостояния областных и городских властей. В рамках конфликта между губернатором Эдуардом Росселем и мэром Аркадием Чернецким региональные власти неоднократно выставляли на выборах главы Екатеринбурга своего кандидата, пытались сместить «неудобного» мэра и продвинуть на эту должность лояльного себе человека. Так, на выборах 1995 г. А. Чернецкому оппонировал входивший тогда в команду Э. Росселя Антон Баков. В 1999 г. команда губернатора выставила на выборах мэра Екатеринбурга вице-премьера областного правительства Семена Спектора. В 2003 г. на пост главы Екатеринбурга областные  власти поддержали вице-премьера правительства Свердловской области, министра международных отношений и внешнеэкономических связей Юрия Осинцева. Однако все попытки губернатора и его команды оказались неудачными.

Невозможность добиться устранения А. Чернецкого с поля публичной политики электоральными методами подтолкнуло областные власти к постановке вопроса о восстановлении «единой вертикали исполнительной власти». Другими словами, Э.Россель заговорил о необходимости доведения вертикали власти до муниципальных образований путем введения системы назначения мэров крупных городов.

С другой стороны, А. Чернецкий заявлял о своих претензиях на губернаторскую власть. В частности, в 1999 г. Аркадий Чернецкий баллотировался на пост главы региона и считался основным конкурентом Эдуарда Росселя, но по результатам выборов занял третье место, уступив второе место Александру Буркову. Больше А. Чернецкий не предпринимал попыток занять губернаторское кресло.

Для информационной поддержки своих политических проектов областная и городская администрации сформировали собственные медиа-холдинги. Точку зрения городских властей представляли: 

- газеты «Уральский рабочий», «Вечерний Екатеринбург», «Главный проспект», «Екатеринбургская неделя», «Двойной экспресс»;

- радиокомпания «Студия Город»;

- телеканалы «Студия 41», «Региональная телевизионная компания» (РТК-СТС), ЦТУ.

Позицию губернатора представляли «Областная газета», «Областное телевидение» (ОТВ) и «Телевизионное Агентство Урала» (ТАУ).

После 2003 г. как Э. Росселю, так и А. Чернецкому стало очевидно, что им не удастся устранить друг друга с поля публичной политики электоральными методами. Это обусловило постепенное снижение накала политического противостояния. Последнему еще и способствовали установки федерального центра, а именно установить нейтралитет. В августе 2005 г. внезапно для внешних наблюдателей публичное противостояние Э.Росселя и А. Чернецкого прекратилось. Индикатором стало решение мэра Екатеринбурга присвоить губернатору звание почетного гражданина города. Как результат наступившего перемирия, А. Чернецкий был включен на XI внеочередной Конференции уральских «единороссов» в состав Президиума политсовета регионального отделения «Единой России». Летом 2006 г. команды Росселя и Чернецкого объединили усилия в рамках совместного политического проекта – выборов в Областную Думу в октябре того же года. Список «Единой России» был составлен на основе «взаимного» согласования. Мэрию Екатеринбурга  в  списке  представлял  первый  заместитель  главы  города  В. Смирнов (6-ое место). Иные  кандидаты  мэрии  заняли  полупроходные  и  непроходные места – доцент  кафедры  конституционного  права  Уральской  государственной  юридической академии, один  из  авторов Устава  Екатеринбурга В. Русинов (9-е  место) и председатель городского комитета по делам молодежи Е. Левина (12-е место).

Как считают российские эксперты, за муниципальными «битвами» просматривается фундаментальное для России противостояние модернизационных центров и консервативных периферий и полупериферийных зон. С точки зрения социальных и экономических преобразований в России региональные центры выполняют посредническую и цивилизаторскую миссию, «подтягивая» периферию до уровня развития, более или менее соответствующего современности. Это касается не только накопления капитала и привлечения инвестиций. Города выступают центрами инноваций на уровне повседневной жизни,  начиная с доступа к информационным технологиям и заканчивая распространением культурных образцов поведения [3, с. 224].

На сегодняшний день принято считать, что конфликт между «городом» и «областью» исчерпан, но это не так. Просто противостояние губернатора и столичного города перешло в непубличную плоскость. Конфликт, существующий между городской и региональной властью, объективен по своей природе. Основы его лежат во вмешательстве государственных властей в дела местного самоуправления.

 

Список литературы:

1. Белокурова Е.В. «Третий сектор» и региональные власти // Политическая социология и современная российская политика. СПб., 2000. С. 272-294.

2. Вагин В.В. Городская и региональная власть: есть ли альтернатива конфликту? [Электронный ресурс] // Библиотека учебной и научной литературы. 2002. URL:  http://sbiblio.com/BIBLIO/archive/vagin_gorimunvlast (дата обращения: 27.05.2013).

3. Гельман В.Я. Городская власть и российская трансформация // Pro et contra. 2001. № 3. 

4. Гельман В.Я. От местного самоуправления – к вертикали власти // Pro et contra. 2007. № 1.

5. Горфинкель И. Свердловская область: становление политической системы и правовых институтов // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. 1997. № 1.

6. Из программы движения «Наш дом – наш город» // НД-НГ. 1997. № 3.

7. Изучение типов регионального административно-политического управления, сложившегося в России в постсоветский период. Свердловская область. [Электронный ресурс] // Институт общественного проектирования.  2009. URL: www.inop.ru/files/1_1_2008_175_8.doc (дата обращения: 21.04.2013).

8. Климов И.А. Основные линии противостояния в регионах (по результатам опроса региональной элиты) [Электронный ресурс] // Фонд Общественное Мнение. База данных. Положение дел в регионах. 15.09.1999. URL:  http://bd.fom.ru/report/cat/reg_stt/o906711 (дата обращения: 21.04.2013).

9. О Законодательном собрании [Электронный ресурс] // Законодательное Собрание Свердловской области. Официальный веб-сервер. 2013. URL:  http://duma.midural.ru/about (дата обращения: 26.05.2013).

10. Проект программы общественно-политического движения «Наш дом – наш город» // Уральский рабочий. 26.05.1999.

11. Туровский Р.Ф. Конфликты на уровне субъектов федерации: типология, содержание, перспективы урегулирования // Общественные науки и современность. 2003. № 6.

12. Чернецкий А. Собственные силы – надежная опора // Вечерний Екатеринбург. 27.03.1996.

 

Сведения об авторе:

Мухаметов Руслан Салихович – кандидат политических наук, доцент кафедры теории и истории политической науки Департамента политологии и социологии Института социальных и политических наук Уральского Федерального университета им. первого Президента Б.Н. Ельцина (Екатеринбург, Россия).

Data about the author:

Mukhametov Ruslan Salikhovich – Candidate of Political Sciences, Associate Professor, Theory and History of Political Science Department, Ural Federal University named after the first President of Russia B.N. Yeltsin (Ekaterinburg, Russia).

E-mail: muhametov.ru@mail.ru