Флудра Э. Образ семьи в пословицах и поговорках русского и польского языков. Сопоставительный аспект

Выпуск журнала: 
Рубрика: 
PDF-версия: 

УДК 398.91:811[162.1:161.1]

ОБРАЗ СЕМЬИ В ПОСЛОВИЦАХ И ПОГОВОРКАХ

РУССКОГО И ПОЛЬСКОГО ЯЗЫКОВ.

СОПОСТАВИТЕЛЬНЫЙ АСПЕКТ

Флудра Э.

В статье проводится сопоставительный анализ образа семьи в русских и польских паремиях. Исследованию подвергаются пословицы и поговорки, характеризирующие мать и отца, дочь и сына, сестру и брата. Материал для анализа был отобран из шести словарей и двух Интернет-ресурсов методом сплошной выборки. Сделан вывод о том, что в обеих пословичных картинах мира обнаруживаются сходные лингвокультурные стереотипы.

Ключевые слова: образ семьи, образ матери и отца, образ дочери и сына, образ сестры и брата, паремиология, паремиологический фонд языка.

 

IMAGE OF THE FAMILY IN PROVERBS AND SAYINGS

OF THE RUSSIAN AND POLISH LANGUAGES.

COMPARATIVE ASPECT

Fludra E.

This article makes a comparative analysis of the family image in Russian and Polish paremias. The author studies proverbs and sayings that characterise mother and father, daughter and son, sister and brother. The material for the analysis was selected from six dictionaries and two Internet resources by continuous sampling. In conclusion, both proverbial pictures of the world reveal the similar lingua-cultural stereotypes.

Keywords: image of the family, image of the mother and father, image of the daughter and son, image of the sister and brother, paremiology, paremiological foundation of the language.

 

Семья как форма организации жизнедеятельности людей является объектом изучения многих отраслей наук – истории, философии, социологии, культурологии и др. Концепт «семья», относящийся к числу культурно-универсальных, исследуется также в языкознании, однако сопоставительный анализ рассматриваемых паремий русского и польского языков проводится впервые, что составляет научную новизну настоящей статьи. Актуальность исследования определяется повышенным интересом к изучению фрагментов языковых картин мира в последние годы.

Анализу семейных отношений посвящены работы таких лингвистов, как М.В. Матвеева [12], Н.Н. Занегина [8], К.В. Ахнина [1], Г.А. Гасанова и С.Г. Набиева [3] и др. Среди работ польских языковедов внимания заслуживают исследования Е. Бартминьского [19; 20; 21], являющегося руководителем проекта «Европейская языковая картина мира» (EUROJOS), усилиями участников которого был издан «Аксиологический лексикон славян и их соседей». Образ семьи в языковом сознании поляков изучался также в книге И. Белинской-Гардзиел [22] и сборнике статей «Семья в языке и культуре» под редакцией Й. Буяк-Лехович [27].

В основе представления о семье, как в русской, так и в польской культурах лежит кровное родство, но в России оно воспринимается шире, чем в Польше. В сознании поляков семья ассоциируется с родителями и их детьми [28, s. 22]. В русском же языке значение данного понятия относится также к родству не по прямой линии, родству по браку и непосредственным отношениям, попадающим в разряд семейных. В связи с этим, выделяются два типа семьи: нуклеарная, под которой подразумеваются родители и их дети, и сложная, которая состоит из всех вышеперечисленных разновидностей семейных отношений [10, с. 52]. В настоящем исследовании исходим из понимания семьи как нуклеарной ячейки общества.

Цель статьи заключается в выявлении, описании и сопоставлении русских и польских пословиц и поговорок, характеризирующих мать и отца, дочь и сына, сестру и брата. Источником материала послужили «Пословицы и поговорки русского народа» В.И. Даля [7], «Пословицы русского народа» В.И. Даля [5; 6], «10 000 пословиц, поговорок, загадок, скороговорок: жемчужины народной мудрости» И. Захарович [9], «Księga przysłów: inaczej mówiąc mądrości, motta, porzekadła, powiedzenia, przysłowia, sentencje itp.» И. Доминичак [24], «Przysłowia polskie» Ф. Кораб-Бжозовского [25], «Księga przysłów, przypowieści i wyrażeń przysłowiowych polskich» С. Адальберга [18] и Интернет-ресурсы, такие как «Przysłowia polskie – rodzina» [26] и «Dawne powiedzenia i przysłowia» [23].

В статье применены следующие методы: описательный, позволяющий классифицировать и интерпретировать эмпирический материал; сравнительный, дающий возможность описать сходства и различия рассматриваемых языков и метод сплошной выборки.

Понятие пословицы и поговорки

В лингвистике существуют разные определения понятий «пословицы» и «поговорки» в зависимости от точки зрения ученых на их самостоятельный статус. Н.А. Потапова, проанализировав взгляды широкого круга исследователей, приходит к выводу, что под пословицами подразумеваются «(…) афоризмы фольклорного происхождения, (…) отличающиеся (…) высокой степенью обобщенности значения, многозначностью, грамматической завершенностью, (…) наличием буквального и переносного смысла (…)», а под поговорками – «устойчивые выражения, (…) характеризующиеся отсутствием дидактического характера, (…) ситуативно ограниченной обобщенностью значения, недосказанностью или незавершенностью умозаключения, (…) наличием только прямого смысла (…)» [13, с. 361].

Паремиология, находящаяся на пересечении фразеологии и фольклора, дает возможность проследить культурный опыт народа и развитие его языка как неотъемлемой части каждого общества.

О том, что в пословицах заключаются мудрость и национальные черты народа писал В.И. Даль: «Сборник же пословиц – это свод народной опытной премудрости и суемудрия, это стоны и вздохи, плач и рыдания, радость и веселие, горе и утешение в лицах; это цвет народного ума, самобытной стати; это житейская народная правда, своего рода судебник, никем не судимый» [5, с. 13]).

Схожей мысли придерживается и Н.В. Гоголь: «В пословицах наших видна необыкновенная полнота народного ума, умевшего сделать всё своим орудием: иронию, насмешку, наглядность, меткость живописного соображения, чтобы составить животрепещущее слово, которое пронимает насквозь природу русского человека, задирая за всё её живое» [4, с. 369].

Аналогичные мысли находим у М.А. Шолохова: «И, может быть, ни в одной из форм языкового творчества народа с такой силой и так многогранно не проявляется его ум, так кристаллически не отлагается его национальная история, общественный строй, быт, мировоззрение, как в пословицах» [17, с. 339]).

Фактически паремии, отражающие определенные нормы поведения людей, являются одним из способов репрезентации концептов [16, с. 397].

Пословицы и поговорки, характеризирующие мать и отца

Родители являются одними из первых воспитателей детей и в большой степени влияют на становление личности своего ребенка. Это находит отражение как в русских, так и в польских пословицах и поговорках, в которых выражена мысль о том, что дети повторяют поведения родителей, наследуют их черты характера и привычки.

В русском языке: в матку и детки; какова матка, таковы и детки; какова мать, такова и дочь; какое дерево, таков и клин; каков батька, таков и сын.

В польском языке: nic prędzej do dziatek nie przylgnie, jak przykład rodzicó(ничто скорее к деткам не прилипнет, как пример родителей); jaka matka, ta kacórka (какова мать, такова и дочь); jaki chleb, taka skórka (каков хлеб, такова и корка); jaka ziemia, taka góra (какова земля, такова и гора); jakie matki, takie dziatki (каковы матери, таковы и детки); jaki ojciec, taki syn (каков отец, таков и сын); jakie drzewo, taki klin (каково дерево, таков и клин); złojciec rzadko ma dobrego syna (у плохого отца редко бывает хороший сын).

В рассматриваемых паремиях говорится о том, что никто не в состоянии заменить родителей.

В русском языке: в поле – ни отца, ни матери: заступиться некому; в Москве все найдешь, кроме родного отца да матери; на свете все найдешь, кроме отца и матери; все купишь, а отца-матери не купишь.

В польском языке: za pieniądze wszystko dostanie, prócz ojca matki (за деньги все приобретет, кроме отца и матери); ojca matki tylko zagrosz nie dostanie (только отца и матери за грош не приобретет); zapieniądze ojca, matki nie kupisz (за деньги отца, матери не купишь); drugiej matki nie znajdziesz (второй матери не найдешь).

В то же время в русском языке отмечаются пословицы и поговорки, согласно которым мать дороже, ближе детям, чем отец: без отца – полсироты, а без матери и вся сирота; отцов много, а мать одна; что мать в голову вобьет, того и отец не выбьет. Данное положение аргументируется тем, что мать является важнейшей составляющей социального пространства ребенка [11, с. 450], а ее образ остается одним из самых значимых на протяжении всей жизни человека [2, с. 96].

Результаты проведенного исследования показывают, что образ матери в русском и польском языках пересекается в следующих точках:

Мать как стержень семьи.

В русском языке: без матки рой не держится; без матки пропадут и детки; пчелки без матки – пропащие детки.

В польском языке: bez matki nie ma chatki (без матери нет избушки); dziecko bez matki, jest jak kwiat bez deszczu (ребенок без матери как цветок без дождя).

Мать как символ добра и безграничной любви.

В русском языке: при солнце тепло, а при матери добро; нет такого дружка, как родная матушка; материнская молитва со дня моря вынимает.

В польском языке: do ludzi po rozum, do matki po serce (к людям за разумом, к матери за сердцем); od ludzi rozum, od matki koszula (от людей разум, от матери рубашка); swej matki każdy gładki (у своей матери все красивы); dla każdej matki miłjej dziatki (каждой матери милы ее детки).

Мать как самое ценное в жизни ребенка, даже если она строга.

В русском языке: родная мать и высоко замахивается, да не больно бьет; мать и бьет, так гладит, а чужая и гладит, так бьет; своя матка бия не пробьет, а чужая гладя прогладит.

В польском языке: lepsza matki polewka niż obcych marcepany (лучше у матери поливка, чем у чужих марципан); od matki dobreostatki (от матери хороши и остатки); matka miła, choć by bił(мать хорошая, хоть и била); matka choć obije to kochana (мать хоть и бьет, но любимая); matka tłucze, ale uczy (мать бьет, но учит); gdy matka bije, to ciałoty je, jak obcy bije, to ciałwyje (когда мать бьет, то тело полнеет, когда чужой бьет, то тело воет).

Следует отметить, что все паремии, говорящие о наказании ребенка, относятся к битью. Однако, как видно из вышеуказанных примеров, образ матери, которая бьет своих детей, не рассматривается как отрицательное поведение, но как проявление любви и метод воспитания. Подобное оправдание телесных наказаний находим и в пословицах и поговорках, характеризирующих отца.

В русском языке: любимого сына жезлом; дал Бог сыночка, дал и дубочка; не слушаешься отца, послушаешься кнутца.

В польском языке: bijąc, twóojciec nigdy nie przebije (избивая, твой отец никогда не перешибет); ojciec syna nigdy nie zelż(отец сына никогда не оскорбит, т.е. наказание сына отцом не воспринимается как обида); ojcowska łagodność syna psuje (отцовская снисходительность сына портит).

В обеих пословичных картинах мира указывается на неблагодарность детей по отношению к родителям, с той разницей, что в русском языке это относится исключительно к отцу.

В русском языке: отец накопил, а сын раструсил; отцам копить, а деткам сорить; что батюшка лопаточкой сгребал, то сынок тросточкою расшвырял.

В польском языке: co krwawym potem rodzice zbierają, synowie marnie gnuśnie utracają (что с кровавым потом родители собирают, то сыновья без пользы теряют); nie długo trwało, co się po ojcu został(недолго длилось то, что осталось после отца).

Вместе с вышеназванными сходствами в русских и польских паремиях, характеризирующих мать и отца, наблюдаются и различия.

Так в русских пословицах и поговорках подчеркивается, что родители любят своих детей, несмотря на их недостатки: свое дитя и горбато, да мило; дитя хотя криво, да отцу, матери мило; дитя худенько, а отцу, матери миленько.

В польском языке, в свою очередь, акцентируются последствия непослушания детей: kto ojca matki słuchać nie chce, ten katu musi przyjść ręce (кто отца и матери слушаться не хочет, тот попадет в руки палача); kto nie słucha ojca, matki, niech słucha psiej skóry (кто не слушается отца, матери, пусть послушается собачьей шкуры); kto nie słucha ojca, matki, będą bić go własne dziatki (кто не слушается отца, матери, того будут бить собственные дети); ze wszystkich cnósiebie obdziera, kto swych rodzicónie wspiera (всех достоинств лишает себя самого тот, кто не поддерживает своих родителей). Также следует отметить традиционный образ семьи, в котором мать отвечает за эмоциональное развитие ребенка, а отец – за финансовое обеспечение: ojciec dzieci nie shoduje, matka chaty nie zbuduje (отец детей не вырастит, мать избы не построит); do ojca po grosz, do matki po koszulę (к отцу за грошом, к матери за рубашкой).

В пословицах и поговорках обоих народов мать противопоставляется мачехе, образ которой наделен отрицательными коннотациями. Мачеха, что бы ни делала, никогда не сравнится с матерью.

В русском языке: сыр калача белее, а мать мачехи милее; достаток – мать, убожество – мачеха; мачеха добра, да не мать родна.

В польском языке: lepiej jak matka bije, niż jak macocha głaszcze (лучше как мать бьет, чем как мачеха гладит); nie to macocha, co matka (мачеха – это не мать); co matka, to matka, co macocha, to macocha (мать – это мать, а мачеха – это мачеха); matka pierwej pobije, potem popieści, macocha w przópopieści, potem pobije (мать сначала побьет, а потом поласкает, а мачеха сперва поласкает, а потом побьет).

Интересно отметить, что в русской картине мира образ родителей и детей сравнивается с миром животных и растений: от лося – лосята, от свиньи – поросята; от свиньи родится не бобренок, такой же поросенок; от доброго кореня добрая и отрасль; от доброго дерева добрый и плод; oт терновника не жди винограду. Таким образом, в пословицах и поговорках зафиксировалось представление о хозяйственном укладе жизни русской семьи и ее подходе к бытовому воспитанию детей.

Пословицы и поговорки, характеризирующие дочь и сына

В русских паремиях, в большей степени, чем в польских, отражен патриархальный уклад семейной жизни, в котором главенствующая роль отдается сыну как наследнику и продолжателю рода. Подобный взгляд на образ сына и дочери вытекает также из этимологии этих слов. Согласно словарю М. Фасмера, слово сын восходит к лексемам плод, рожать, производить [15, с. 818], а слово дочь – к лексемам доить, доильщица [14, с. 533].

В связи с этим на протяжении веков в русском обществе сложилось представление о том, что родители главным образом могут рассчитывать на сына, являющегося помощником в хозяйстве. Корми сына до поры: придет пора – сын тебя покормит; дочь отцу-матери не корысть; сын хлебом кормит, а дочь последний кусок унесет; сын на сени не посадит, а дочь с сеней не ссадит. В польских паремиях нет единого понимания этого вопроса: woli ojciec syna niż córkę (отец предпочитает сына дочери); kto nie ma córek, ten nie ma dzieci (у кого нет дочерей, у того нет детей).

В обеих картинах мира указывается на то, что замужество дочери рассматривается родителями как облегчение, в частности, экономическое. В прошлом воспитание девочки воспринималось как обуза, особенно в бедных семьях, поскольку ее труд, в отличие от труда сына, не приносил материального благополучия.

В русском языке: дочь – чужое сокровище; холь да корми, учи да стереги, да в люди отдай; сына корми – себе пригодится, дочь корми – людям снадобится.

В польском языке: ożeń syna, kiedy zechcesz, wydaj córkę, kiedy możesz (жени сына, когда захочешь, а дочь выдай замуж, когда можешь); gdy masz córki, winieneś mieć pieniędzmi worki (если у тебя дочери, то должны и быть мешки с деньгами).

Кроме того, в русских паремиях отмечается, что время, когда дочь выдается родителями замуж – непростое для них самих: дочку замуж выдать – не пирог испечь. Положительная оценка приписывается дочери, которой довольна мать: хороша дочь Аннушка, коли хвалит мать да бабушка. Данная зависимость не находит отражения в польской картине мира.

Как в русских, так и в польских пословицах и поговорках подчеркивается самодостаточность сыновей, несмотря на отмеченное ранее сходство характеров родителей и детей.

В русском языке: шуба на сыне отцовская, а ум у него свой; сын у меня мой, а ум у него свой.

В польском языке: syn mój, rozum niego swój (сын мой, а ум у него свой).

Следует отметить, что ни в русском, ни в польском нет ни одной аналогичной паремии, которая касалась бы дочери.

В паремиологическом фонде русского языка указывается на интеллектуальные способности сыновей, которые выражаются в оппозиции «умный – глупый»: умный сын – отцу замена, глупый – не помощь; в глупом сыне и отец не волен; глупому сыну не в помощь наследство; умный сын слова боится, а глупый и побоев не страшится.

Пословицы и поговорки, характеризирующие сестру и брата

И в русской, и в польской языковых картинах мира преобладают устойчивые словосочетания, характеризирующие братьев. Их образ неоднозначен. С одной стороны, он наделен положительными чертами характера, такими как любовь и верность, с другой же – отрицательными, такими как вражда и несогласие.

В русском языке:

любовь и верность: любовь братская – союз христианский; братская любовь пуще каменных стен; люби брата, что себя; брат с братом на медведя ходят; друзья прямые – братья родные;

вражда и несогласие: хотя мне брат, только я ему не рад; без брата проживу, а без соседа не проживу.

В польском языке:

– любовь и верность: ostatnim kęsem chleba podzielić się bratem trzeba (и последним куском хлеба надо поделиться с братом); bracia nie zgoda wszystkich gorszy (братское несогласие всех возмущает); noga nogę, brat brata podpiera (нога ногу подкрепляет, а брат брата поддерживает);

– вражда и несогласие: kto nie słucha brata, słuchać będzie bata (кто не слушается брата, послушается кнута); rzadka rzecz między braćmi zgoda (согласие между братьями редко бывает); bracia z godliwi są wielkie dziwy (покладистые братья – это большое диво).

В польских пословицах и поговорках закреплено мнение, что раздоры между братьями неизбежны, но они, во-первых, несерьезны и быстро заканчиваются примирением, во-вторых, свидетельствуют о братской любви: kiedy się bracia kochają, to się czubią (когда братья любят друг друга, то ссорятся).

Русские паремии, в свою очередь, говорят о следующем:

– о чувстве зависти к родному брату: сын отца умнее – радость, а брат брата умнее – зависть;

– о финансовой независимости братьев: брат братом, сват сватом, а денежки не родня; брат брату не плательщик;

– о корысти братьев в отношении сестер: муж жену любит здоровую, а брат сестру богатую.

В польской пословичной картине мира отсутствуют паремии, характеризирующие сестер, в русской – их количество небольшое и все они сводятся к одному. В русской семье помощником матери считалась, прежде всего, старшая сестра, которая должна была помогать дома, в том числе заботиться о младших сестрах и братьях. Большое внимание уделялось тому, чтобы старшая сестра следила за своим поведением, поскольку от этого зависело замужество младшей: первую дочь по семье бери, вторую по сестре; первую дочь берут по отце, матери, вторую по сестре; первую дочь родители замуж отдают, вторую сестра.

Подводя итог, следует сказать, что проведенный анализ показал, что образ семьи в русских и польских паремиях в большой степени сходен. Главную роль в жизни ребенка играет мать, которая является источником любви и заботы. В ее образе, в отличие от образа отца, не зафиксированы отрицательные черты. Отец, с одной стороны, незаменим, как и мать, с другой – является более строгим. Превосходство матери над отцом более отчетливо выражено в русской пословичной картине мира. В обоих языках формируется стереотип о приоритете, отдаваемом сыну (брату), что проявляется не только на уровне семантической структуры паремий, но и в незначительном количестве пословиц и поговорок о сестре.

 

Список литературы:

1. Ахнина К.B. Лексика семейных отношений в русской идиоматике: национально-культурный компонент // Полилингвиальность и транскультурные практики. 2014. № 1. С. 91-94.

2. Газизова Ю.С. Структурное содержание образа матери // Дискуссия. 2013. № 3. С. 96-101.

3. Гасанова Г.А., Набиева С.Г. Паремиологические средства выражения концепта "семья" в русской языковой картине мира // Мир науки, культуры, образования. 2019. № 3 (76). С. 445-446. 

4. Гоголь Н.В. Полное собрание сочинений: В 14 т. М.: Издательство Академии наук СССР, 1952. Т. 8. 816 с.

5. Даль В.И. Пословицы русского народа: Сборник В. Даля. В 2 т. М.: Художественная литература, 1984. Т. 1. 383 с.

6. Даль В.И. Пословицы русского народа: Сборник В. Даля. В 2 т. М.: Художественная литература, 1984. Т. 2. 399 с.

7. Даль В.И. Пословицы и поговорки русского народа. М.: Правда, 1987. 656 с.

8. Занегина Н.Н. Концепт "семья" в русском литературном языке и принципы его описания: автореф. дис. ... канд. филол. наук: спец. 10.02.01 – русский язык. Москва, 2011. 25 с.

9. Захарович И. 10 000 пословиц, поговорок, загадок, скороговорок: жемчужины народной мудрости. М.: Астрель, 2012. 512 с.

10. Кострубина Е.А. Типы концептов: гиперконцепт Семья – дом // Вестник Пермского университета. Российская и зарубежная филология. 2010. № 6. С. 51-57.

11. Лопсан А.П. Лексикографическая и психолингвистическая репрезентация образа матери в разных лингвокультурах // Мир науки, культуры, образования. 2018. № 5. С. 449-451.

12. Матвеева М.В. Концепт семья и его репрезентация в русском языке: дис. ... канд. филол. наук: спец. 10.02.01 – русский язык. Тамбов, 2007. 249 с.

13. Потапова Н.А. Анализ понятий «пословица» и «поговорка» в современной лингвистике // Мир науки, культуры, образования. 2016. № 6. С. 358-361.

14. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка: В 4 т. М.: Прогресс, 1986. Т. 1. 576 с.

15. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка в 4 Т. М.: Прогресс, 1987. Т. 3. 832 с.

16. Фуад А.Н. Концепт «дружба» в русской лингвокультуре (на материале пословиц и поговорок русского языка) // Преподаватель XXI век. 2019. № 4. С. 395-406.

17. Шолохов М.А. Собрание сочинений: В 8 т. М.: Советский писатель, 1960. Т. 8. 384 с.

18. Adalberg S. Księga przysłów, przypowieści i wyrażeń przysłowiowych polskich. Warszawa: Druk Emila Skiwskiego, 1889-1994. 865 s.

19. Bartmiński J. Podstawy lingwistycznych badań nad stereotypem – na przykładzie stereotypu matki // Stereotyp jako przedmiot lingwistyki: teoria, metodologia, analizy empiryczne. Wrocław: Towarzystwo Przyjaciół Polonistyki Wrocławskiej, 1998. T. 8. S. 63-83.

20. Bartmiński J. Polski stereotyp matki // Postscriptum Polonistyczne. 2008. № 1(1). S. 33-53. 

21. Bartmiński J. Dom – koncept uniwersalny i specyficzny kulturowo // Leksykon aksjologiczny Słowian i ich sąsiadów. Lublin: Wydawnictwo UMCS, 2015. T. 1. S. 15-33.

22. Bielińska-Gardziel I. Stereotyp rodziny we współczesnej polszczyźnie. Warszawa: Slawistyczny Ośrodek Wydawniczy, 2009. 256 s.

23. Dawne powiedzenia i przysłowia [Электронный ресурс] // Dawne Laliny, zamieszkałe rodziny, ich zajęcia, zwyczaje i genealogia [сайт]. 2020. URL: https://goo.su/2kCS (дата обращения 15.09.2020).

24. Dominiczak I. Księga Przysłów: Inaczej mówiąc mądrości, motta, porzekadła, powiedzenia, przysłowia, sentencje itp. Wydawca: Maciej Dominiczak, 2013. 330 s.

25. Korab-Brzozowski F. Przysłowia polskie. Kraków: Drukarnia Aleksandra Słomskiego, 1896. 190 s.

26. Przysłowia polskie – rodzina [Электронный ресурс] // Wikisłownik [сайт]. 26.02.2020. URL: https://goo.su/2KCs (дата обращения: 15.09.2020).

27. Rodzina w języku i kulturze / Pod. red. J. Bujak-Lechowicz. Piotrków Trybunalski: Naukowe Wydawnictwo Piotrowskie, 2010. 374 s.

28. Stanisz A. Rodzina made in Poland: antropologia pokrewieństwa i życia rodzinnego. Poznań: Nauka i Innowacje, 2013. 330 s.

 

Сведения об авторе:

Флудра Эльжбета – магистр русской филологии, докторант Университета им. Адама Мицкевича (Познань, Польша).

Data about the author:

Fludra Elżbieta – Master of Philology in Russian Studies, Doctoral Candidate of Adam Mickiewicz University (Poznan, Poland).

 

E-mail: efludra@gmail.com